Юридическая консультация - 24ч: лучший адвокат .

Предмет международного частного права

К предмету МЧП относят только те гражданско-правовые отношения, которые имеют международный характер. В юридической литературе такие отношения называют также трансграничными отношениями или отношениями, осложненными иностранным элементом.

В российской науке МЧП подчеркивается, что предметом МЧП являются гражданские правоотношения «в широком смысле».

Такая приставка «в широком смысле» отражает дифференциацию отраслей права в системе российского права на такие отрасли, как гражданское, трудовое, хозяйственное, экологическое, аграрное, земельное право. Примерный перечень отраслей права можно было бы определить, обращаясь к государственному стандарту, но и он через некоторые периоды времени меняется.

В связи с этим дифференциация отраслей права не является окончательной и исчерпывающей.

Даже судя по тому, что в разных юридических вузах существует разное количество изучаемых правовых дисциплин, можно говорить о еще не окончательно сформированном делении отраслей права. Это вполне закономерно, поскольку как на международном, так и на государственном уровне с развитием экономики, социальной сферы появляются новые ниши, требующие правовой регламентации.

Международное частное право внедряется в ту область цивилистических отраслей права, которые связаны с отношением равноправных субъектов. Это сфера имущественных и личных неимущественных отношений, которая существует не только в отрасли, именуемой в российской правовой системе «гражданское право», но и в брачно-семейном, трудовом, хозяйственном, экологическом и других отраслях права, в которых могут решаться вопросы, связанные с имущественными или неимущественными отношениями.

Однако следует помнить, что в указанных отраслях права, включаемых в «широкий смысл», регулируемыми являются не только отношения гражданско-правового, но и административно-правового характера, истинную природу которых порой бывает очень трудно определить.

Наиболее распространенным является применение «широкого смысла» к отраслям трудового и брачно-семейного права РФ, поэтому следует более подробно остановиться на предмете регулирования МЧП в данных областях.

Прежде всего, как трудовое, так и брачно-семейное право представляют собой конгломерат гражданско-правовых и административно-правовых отношений.

Предметом регулирования МЧП является только та область в трудовом и брачно-семейном праве, которая опосредует гражданско-правовые отношения.

В гражданско-правовой сфере субъекты являются равноправными, и отношения имеют невластный характер. В области брачно-семейных отношений гражданско-правовую природу имеют отношения по заключению или расторжению брака, усыновлению, отношения между супругами, родителями и детьми, алиментные обязательства. В области трудового права имущественный характер имеют отношения по вопросу возмещения вреда в связи с трудовым увечьем; определения материальных условий при заключении трудового контракта. При регулировании данных отношений, осложненных иностранным элементом, следует определить применимое право.

В сферах трудового и семейного права административными методами регулируются порядок регистрации брака и других актов гражданского состояния (из области брачно-семейного права); установление продолжительности рабочей недели, определение правил внутреннего трудового распорядка (из области трудового права) и др. При регулировании данных отношений не будет возникать проблемы выбора права.

Порой бывает трудно определить, какую природу — гражданско-правовую или административно-правовую — имеет то или иное отношение. Например, в Семейном кодексе Российской Федерации 1995 г. (СК РФ) содержится коллизионная норма, определяющая выбор права применительно к регулированию формы заключения брака. Учитывая, что коллизионные нормы есть атрибут нормативной системы МЧП и ни одна другая отрасль права не имеет в своем наличии коллизионных норм, напрашивается вывод: норма, содержащаяся в статье 169 СК РФ, входит в состав МЧП и, следовательно, регулирует гражданско-правовое отношение, осложненное иностранным элементом. В действительности же форма брака не имеет гражданско-правового содержания и относится к административным правилам, устанавливаемым каждым государством самостоятельно, без учета «интереса» иностранного элемента.

Предмет МЧП неоднозначно определяется российской наукой. Не углубляясь в критический анализ вышеизложенных подходов, представляется более удачным определение предмета МЧП с позиций дифференцированного отношения к материальному и процессуальному праву. Исключение процессуальных отношений из предмета МЧП не означает их игнорирования при рассмотрении вопроса о предмете МЧП. Даже представители тех школ, которые не включают процессуальные отношения в предмет МЧП, не возражают против того, чтобы эти отношения стали предметом изучения науки или учебного курса. Именно поэтому, когда речь идет о системе МЧП как о науке или учебном курсе, одной из составляющих этой системы является международный гражданский процесс.

Важность изучения процессуальных отношений обусловлена взаимосвязью правового регулирования гражданских правоотношений, осложненных иностранным элементом, и рассмотрением данных отношений в суде. Гражданский спор, имеющий международный характер, может быть осложнен дополнительными процессуальными «нюансами». Не случайно российский законодатель в новых источниках гражданско-процессуального права — Гражданском процессуальном и Арбитражном процессуальном кодексах Российской Федерации (оба приняты в 2002 г.) — предусмотрел специальные разделы, посвященные учету особенностей производства гражданско-правовых дел, осложненных иностранным элементом. Подобные разделы были и в старом законодательстве, но в весьма «урезанном» варианте.

К вопросам международного гражданского процесса (МГП) относятся определение международной подсудности, правила сношений государственных судебных органов по вопросам оказания друг другу помощи по истребованию доказательств, вручению повесток, признанию документов, производству экспертизы, допросу свидетелей и другие процессуальные действия.

Рассмотрение этих вопросов обычно включается в учебный курс МЧП, хотя, возможно, при дальнейшем развитии гражданского процесса этот материал войдет в дисциплину «Гражданский процесс» либо будет изучаться в специальном курсе «Международный гражданский процесс». Исключение процессуальных отношений из предмета МЧП обусловлено тем, что порядок и правила ведения гражданского процесса применяются судом согласно тем процедурам и нормам, которые установлены в национальном законодательстве. Судья не обязан знать иностранное процессуальное право. Ни в одной правовой системе не существует правил применения иностранных процессуальных норм. Из этого следует, что иностранцы, привыкшие в судах «своего» государства к рассмотрению гражданских споров коллегией присяжных заседателей, не могут претендовать на подобную процедуру рассмотрения в тех государствах, где гражданские дела принято рассматривать судьей единолично либо судом в ином составе.

Учитывая тот факт, что предметом МЧП являются только такие гражданские правоотношения, которые осложнены иностранным элементом, следует подробно остановиться на характеристике самого иностранного элемента. Вообще термин «иностранный элемент» до принятия специального раздела «Международное частное право» части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ) был чисто условным. При этом многие отечественные ученые относились к его использованию весьма негативно. К примеру, В.П. Звеков определял «иностранный элемент» как «сухой, невыразительный термин», за которым скрываются разнообразные ситуации, характерные для международного частного права. Аналогичной оценки неудачного употребления данного термина применительно к характеристике международного характера придерживается и Л.П. Ануфриева, издавшая второй по значимости в истории отечественного международного частного права (вслед за Л.А. Лунцем - классиком в данной отрасли) титанический труд — трехтомник, в котором исследованы вопросы МЧП. Невыразительность термина она объясняет тем, что он искажает сущность отношения: как будто в целом отношение является внутригосударственным, и в нем лишь присутствует какой-либо иностранный элемент. В действительности же речь идет о международном характере в целом всего отношения, а не отдельном его элементе.

В российском законодательстве термин «иностранный элемент» был использован в главе XXVI  «Применимое право» Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации 1999 г. (КТМ). Используется этот термин и в разделе VI  «Международное частное право» части третьей ГК РФ 2001 г. И статьей 414 КТМ РФ, и статьей 1186 ГК РФ установлены правила определения применимого права к регулированию отношений с участием иностранных лиц либо отношениям, осложненным иным иностранным элементом. Законодатель использует этот термин без кавычек, в то время как до этого во многих учебных курсах он употреблялся именно в кавычках (тем самым авторы подчеркивали условность его употребления). Иностранный элемент свидетельствует о том, что отношения затрагивают как с точки зрения интереса, так и с точки зрения пространственной сферы юрисдикцию нескольких государств: правовую систему государства, где  рассматривается спор, и правовую систему, к которой принадлежит иностранный элемент.

Сравнивая редакцию статьи 414 КТМ РФ и статьи 1186 ГК РФ, можно заметить одно существенное отличие в интерпретации иностранного элемента: в статье 414 (как в названии самой статьи, так и в тексте нормы) законодатель противопоставляет участие иностранных лиц наличию иностранного элемента. Вот как это выглядит: «Право, подлежащее применению к отношениям, возникающим из торгового мореплавания с участием иностранных граждан или иностранных юридических лиц либо осложненным иностранным элементом... определяется в соответствии...» Таким образом, получается, что наличие иностранного субъекта еще не дает основания квалифицировать данное отношение как отношение, осложненное иностранным элементом. Такая редакционная погрешность могла бы изменить теорию международного частного права, если оценивать ее не как техническую ошибку, а как осознанную позицию законодателя. Разумеется, данная «вольность» дала пищу для высказываний ученых по этому поводу, однако, как показывает правоприменительная практика, что не стоит придавать ей какого-то особого смысла, связанного со спецификой правоотношений.

Само юридическое содержание термина «элемент» обозначает осложнение им структурной части правоотношения—субъекта, объекта или содержания (прав и обязанностей сторон). Поэтому, когда речь идет о том, что иностранный элемент «присутствует» в субъекте, юридически правильнее будет сказать, что субъект правоотношения имеет иностранную характеристику. Иностранная характеристика может касаться гражданства, места жительства, места пребывания, места нахождения. Однако, как уже ранее было отмечено, не следует уделять большого внимания многим условностям для уяснения сущности самого явления. Очевидным является одно: иностранная «субстанция» может проникать в субъект правоотношения, может характеризовать объект и юридический факт, имевший место за пределами территории рассмотрения спора.

В науке МЧП принято выделять три группы ситуаций, в которых иностранный элемент оказывается прикрепленным к разным элементам правоотношения.

Первую группу составляют правоотношения, в которых субъект имеет иностранную характеристику (или, как принято говорить, с определенными отступлениями от теории права — иностранный элемент присутствует в субъекте). Эти ситуации наиболее распространены в МЧП и проявляются в разных областях правоотношений: при заключении сделки между юридическими лицами разной национальной принадлежности; в деликтных отношениях, когда делинквент и потерпевший - лица, имеющие разное гражданство: в наследственных, брачно-семейных правоотношениях и других.

Ко второй группе относятся правоотношения, в которых иностранным элементом является объект. Примерами таких отношений могут служить споры по определению права собственности на иностранное имущество или же определение порядка наследования строения, находящегося за пределами территории государства, рассматривающего спор. При рассмотрении в российском суде спора о признании завещания частично недействительным и о признании права собственности на домовладение, если даже наследники и наследодатель — граждане одного государства и постоянно проживают на территории Российской Федерации, но домовладение находится за пределами территории России, отношение считается осложненным иностранным элементом. Соответственно требуется решение вопроса о выборе правовой системы.

К третьей группе принадлежат отношения, осложненные иностранным элементом в виде юридического факта. Например, объявление гражданина умершим, признание гражданина безвестно отсутствующим, установление факта пребывания в вооруженных силах, факта родственных отношений, факта репрессирования и других юридических фактов (в российской правовой системе устанавливаемых в порядке особого производства).

Наличие иностранного элемента не всегда может быть выражено в каком-то одном элементе правоотношения. Существуют такие ситуации, когда иностранный элемент одновременно осложняет и субъект, и объект правоотношения или же все три элемента правоотношения принадлежат разным правовым системам. Для того чтобы правоотношение входило в предмет регулирования МЧП, совершенно необязательно, чтобы иностранный элемент принадлежал к какому-либо определенному элементу в правоотношении. Само появление иностранного элемента в гражданском правоотношении является решающей предпосылкой попадания правоотношения в предмет МЧП. Хотя и данная посылка не является абсолютной в отечественной доктрине. Свой, отличный от других, высказывает взгляд Л.П. Ануфриева, считая, что если иностранец на территории России совершает бытовую сделку, то она не будет регулироваться нормами МЧП, поскольку, по ее мнению, в данном случае не проявляется правовая связь рассматриваемого отношения с правом иностранного государства. Не умаляя значения такой позиции, следует все-таки констатировать, что она не согласуется с российским законодательством: раздел VI ГК РФ посвящен регулированию  не только бытовых сделок, но и сделок, совершаемых в процессе предпринимательской деятельности. Регулируемые коллизионными нормами, эти сделки, независимо от характера, относятся к международным.

− Понятие международного частного права
− Сфера действия международного частного права
− Коллизия права: понятие, основания ее возникновения
− Место международного частного права в правовой системе
− Функции международного частного права
− Источники международного частного права