Международно-правовое регулирование внешнеэкономических сделок

Область внешнеэкономической деятельности — одна из немногих, где была проведена унификация не только коллизионных, но и материальных норм права на универсальном уровне. Это можно объяснить стремлением государств создать эффективный регулятор международных отношений между физическими и юридическими лицами, которые в конечном итоге обеспечивают благоприятный климат в сфере экономики для взаимоотношений самих суверенов.

Среди международных конвенций, содержащих коллизионно-правовые нормы, следует назвать две гаагские конвенции 1955 г. и 1986 г., имеющие один предмет регулирования (договоры международной купли-продажи товаров) и именуемые в публикациях на русском языке практически одинаково:

Конвенция о праве, применимом к международной купле-продаже товаров 1955 г. и Конвенция о праве, применимом к договорам международной купли-продажи товаров 1986 г. Россия не является участницей этих конвенций.

К международным источникам, регулирующим внешнеэкономические сделки посредством унифицированных материально-правовых норм, относятся Конвенция об исковой давности в международной купле-продаже товаров 1974 г. и Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г.

Конвенцию 1980 г. можно считать моделью компромисса государств, правовые системы которых предусматривают разное правовое регулирование сделок международного характера. Подготовленная Комиссией ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ), она была принята на конференции в Вене 10-11 апреля 1980 г. и заменила две гаагские конвенции 1964 г. (Конвенцию о единообразном законе о международной купле-продаже товаров и Конвенцию о единообразном законе о заключении договоров международной купли-продажи товаров). В настоящее время участниками Конвенции 1980 г. являются более 60 государств, что подтверждает ее универсальность.

Международно-правовое регулирование сделок международного характера включает конвенционное регулирование и регулирование, осуществляемое посредством международных обычаев и обыкновений. Определенное регулирующее воздействие оказывает судебно-арбитражная практика. Рассмотрим основные положения трех международных конвенций, содержащих унифицированные материально-правовые нормы: Конвенции о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г., Конвенции об исковой давности в международной купле-продаже товаров 1974 г. и Конвенции о международном финансовом лизинге 1988 г.

Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 1980 г.). Рабочая комиссия, принимавшая участие в подготовке проекта этой конвенции, учла недостатки двух предшествующих гаагских конвенций 1964 г. и положительный опыт региональных соглашений. В 1980 г. на дипломатической конференции ООН, на которой присутствовали представители 62 государств, был принят окончательный вариант Конвенции. Однако Конвенция вступила в силу лишь через восемь лет (с 1 января 1998 г.). Первого сентября 1991 г. к Конвенции присоединился Советский Союз, а с 24 декабря 1994 г. ее участницей стала Россия. Основанием явился тот факт, что Россия продолжила членство бывшего СССР в Организации Объединенных Наций и соответственно принявшая на себя в полном объеме ответственность по всем обязательствам и международным договорам СССР, включая Венскую конвенцию.

При присоединении к Венской конвенции СССР сделал заявление, что соответствующие положения Конвенции, допускающие заключение, изменение или прекращение договора купли-продажи не в письменной форме, не применимы, если хотя бы одна из сторон имеет свое коммерческое предприятие на территории СССР.

Структурно Венская конвенция состоит из четырех частей:

часть I — «Сфера применения и общие положения»

часть II — «Заключение договора»

часть III — «Купля-продажа»

часть IV — «Заключительные положения».

Причем II и III части имеют самостоятельное значение, и каждое государство при ратификации Конвенции может заявить, что оно не связано частью II или III (ст. 92).

В соответствии со статьей 6 Конвенции от ее положений могут отступить сами стороны внешнеэкономической сделки.

Таким образом, существует своего рода двухуровневая диспозитивность, которая на первом уровне предоставляет возможность государствам исключить «неприемлемые» для их правовой системы предписания, а на втором — уже непосредственно самим сторонам сделать соответствующую оговорку в контракте, исключив при этом либо вообще применение Конвенции, либо отдельных ее частей, глав, норм. Может оказаться, что российский участник при заключении международного контракта с иностранным партнером сделал арбитражную оговорку о применении российского права, позабыв при этом, что составной частью российского права является Венская конвенция. В этом случае Конвенция будет применяться в том «виде», в котором она существует после ее ратификации СССР.

Положения I части уже ранее были рассмотрены при выявлении характерных признаков договора МКПТ; IV часть относится больше к процедурным вопросам действия настоящей Конвенции. С учетом этого следует подробнее остановиться на положениях II и III частей, которые, по существу, заменили содержание двух предшествующих Гаагских конвенций 1964 г.

Основные нормы, сформулированные во II части, касаются вопросов порядка и формы отправки оферты и акцепта. В круг таких вопросов входят: требования к содержанию оферты, момент вступления оферты в силу, условия отмены и отзыва оферты; требования к акцепту и момент вступления его в силу, условия отмены акцепта, момент заключения договора. Кроме того, во II части содержится норма, регулирующая форму договора МКПТ. Однако данная норма, как уже было замечено, действует для России с оговоркой об обязательности письменной формы.

Согласно положениям Конвенции к оферте предъявляются три требования:
1) адресованность оферты конкретному лицу или кругу лиц;
2) определенность оферты;
3) содержание оферты должно свидетельствовать о намерении оферента считать себя участником договора в случае акцепта отправленной оферты.

По общему правилу Конвенция регулирует случаи, когда заключение договоров МКПТ происходит путем обмена оферты и акцепта. Как известно, далеко не в меньших случаях заключение договора происходит путем подписания сторонами международного контракта. В связи с этим следует обратить внимание на то, что при составлении договоров, подписываемых сторонами в виде единого документа, их заключение будет регулироваться нормами национального права. Что касается остальных вопросов (регулирование самой купли-продажи: обязательств покупателя, продавца, принятие поставки и т.п.), то они будут регулироваться соответствующими нормами Конвенции, при условии, конечно, что заключенные договоры входят в сферу действия Конвенции.

Одним из основных положений Конвенции является определение момента заключения договора МКПТ: договор считается заключенным с момента получения акцепта оферентом. Данное положение является важным, поскольку правовые системы государств континентального и англо-американского права придерживались разных позиций в этом вопросе: первые — «теории получения» (вступление акцепта в силу связывалось с получением его оферентом), вторые — «теории почтового ящика» (для вступления акцепта в силу достаточно было его только отправить).

Учитывая обязательность письменной формы договоров МКПТ для участников, коммерческие предприятия которых находятся на территории России, важно понимать, что понятие «письменная форма», определяемое нормами Конвенции, не совпадает с аналогичным понятием, закрепленным в российском законодательстве. Согласно статье 1 3 Конвенции, помимо обычной письменной формы, к таковой относятся сообщения по телеграфу и телетайпу. Российское законодательство к письменной форме, помимо указанных в Конвенции способов, приравнивает также еще и такой способ, как обмен документами посредством почтовой, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору (п. 2 ст. 434 ГК РФ).

Таким образом, понятие «письменная форма» для участников, коммерческие предприятия которых находятся на территории Российской Федерации, определяется нормами российского законодательства и является более «широким» по сравнению с конвенционным.

Важность III части Венской конвенции, имеющей, так же как и II часть, самостоятельное значение, определяется следующими положениями:

• регламентацией обязательств продавца и покупателя;

• включением новелл о существенном нарушении договора (ст. 25) и о предвидимом нарушении контракта, позволяющим соответствующей стороне сделать заявление о расторжении договора или приостановить исполнение своих обязательств (ст. 71—73);

• закреплением специальных норм, регулирующих основания ответственности и случаи освобождения от ответственности.

Завершая обзор Конвенции, знание которой имеет большое практическое значение для российских предпринимателей, следует обратить внимание на правильное определение границ ее действия (сферы действия, учет диспозитивности, правильное определение круга вопросов, регулируемых нормами Конвенции и нормами национального законодательства).

Конвенция об исковой давности в международной купле-продаже товаров (Нью-Йорк, 1974 г.). 14 июня 1974 г. Советский Союз подписал ее, но так и не ратифицировал (в отличие от предыдущей). Россия в Конвенции 1974 г. также не участвует.

Целью принятия Конвенции было стремление государств утвердить в международной торговле единообразные правила, регулирующие исковую давность в договорах МКПТ.

Исковая давность является одним из важнейших институтов правовых систем, обеспечивающих возможность защиты нарушенных прав и по существу влияющих на правовой результат разрешения спора. Рассматривая вопросы о возникающих в МЧП скрытых коллизиях, не случайно использовался хрестоматийный пример с исковой давностью. Различное понимание исковой давности в правовых системах разных государств приводит к тому, что в системе романо-германских стран, где исковая давность относится к институту материального права, стороны могут рассчитывать на защиту их прав, даже если срок для защиты уже истек, поскольку существует возможность его восстановления в судебном порядке. В странах общего права исковая давность исторически относится к институту процессуального права, и лицо теряет право на защиту, которая в данном случае будет толковаться как право на обращение в суд.

В Конвенции устанавливается общий 4-летний срок исковой давности по всем требованиям продавца и покупателя, который не может быть изменен соглашением сторон (ст. 8).

Специальные нормы Конвенции посвящены определению начала течения, перерыва и продления срока исковой давности. Представляет интерес статья 22, в силу пункта 1 которой срок исковой давности и порядок его применения не могут быть изменены соглашением сторон. Вместе с тем пункт 2 определяет, что должник в течение срока исковой давности может подать письменное заявление кредитору о продлении срока. Таким образом, срок исковой давности может быть изменен путем подобного волеизъявления должника.

В 1980 г. был принят Протокол с изменениями положений Конвенции об исковой давности в международной купле-продаже товаров. В основном изменения касались процедурных вопросов: порядка применения норм Конвенции 1974 г., сферы действия, положений о вступлении в силу заявлений, сделанных в соответствие с Конвенцией. Принять Протокол было необходимо для приведения Конвенции 1974 г. в соответствие с Венской конвенцией 1980 г., чтобы обеспечить взаимосогласованное функционирование двух Конвенций.  В частности, целью принятия Протокола было обеспечение соблюдения единообразного толкования таких вопросов, как определение сферы действия, перечень товаров, на которые действие конвенций не распространяется, порядок внесения и допустимость заявлений со стороны государств, ограничивающих или исключающих отдельные нормы Конвенций.

Конвенция 1974 г. восполняет некоторые пробелы в сфере Венской конвенции, решая практические задачи в области международной купли-продажи. Однако до настоящего времени, в отличие от Венской конвенции 1980 г., круг ее участников сравнительно немногочислен (21 государство). Интересно, что из стран СНГ участниками данной Конвенции являются Украина и Республика Беларусь, а Россия так и не ратифицировала Конвенцию.

Конвенция о международном финансовом лизинге (Оттава, 1988 г.). Разработка специальной конвенции, регулирующей вопросы финансового лизинга, была начата еще в 1974 г. Она осуществлялась в рамках Международного института по унификации частного права в Риме (УНИДРУА). В подготовке проекта конвенции принимали участие представители Европейской федерации ассоциаций лизинговых компаний, Банковской федерации Европейского сообщества. Проект неоднократно обсуждался на различных встречах, симпозиумах с приглашением региональных лизинговых ассоциаций. Наконец, 26 мая 1988 г. на дипломатической конференции, проходившей в Оттаве, был принят окончательный текст Конвенции под названием «О международном финансовом лизинге». Она вступила в силу с 1 мая 1995 г., а тремя годами позже ее участницей стала Российская Федерация (Федеральный закон от 8 февраля 1998 г. «О присоединении Российской Федерации к Конвенции УНИДРУА «О международном финансовом лизинге»).

Разрабатывая Конвенцию, ее авторы подчеркивали, что унификация всех аспектов лизинга невозможна, поэтому они стремятся лишь к правовому регулированию основных элементов лизинга. Исходя из этого, следует остановиться лишь на основных положениях, отраженных в Конвенции.

Согласно Конвенции финансовый лизинг опосредуется путем заключения двух соглашений: договора лизингодателя с поставщиком (или продавцом соответствующего оборудования) и договора лизингодателя с пользователем. При этом подразумевается связь двух договоров: пользователь должен одобрить условия первого договора, а поставщик должен быть информирован о заключении второго договора.

Конвенция применяется к сделкам финансового лизинга на любое оборудование, за исключением оборудования, используемого для личных и семейных целей пользователя.

Важным положением Конвенции является характеристика лизинга как трехсторонней сделки, участниками которой являются поставщик оборудования (или продавец), лизингодатель (покупатель оборудования для пользователя) и лизингополучатель (пользователь). В соответствии с пунктом 1 ст. 10 Конвенции поставщик по договору поставки имеет обязанности не только перед покупателем (лизингодателем), но и перед пользователем (лизингополучателем), хотя пользователь не является стороной в договоре, заключаемом между поставщиком и лизингодателем. Это положение означает, что пользователь может предъявлять претензии не только лизингодателю, но и поставщику оборудования. При этом в Конвенции оговаривается, что поставщик не несет ответственности одновременно перед лизингодателем и пользователем за один и тот же ущерб.

С точки зрения МЧП представляет интерес определение международного характера лизинга. В Конвенции в качестве критерия закреплено различное местонахождение сторон договора лизинга. Это значит, что сделка будет иметь международный характер при условии, что пользователь и лизингодатель находятся на территориях разных государств. При этом местонахождение продавца оборудования значения не имеет.

Конвенция 1988 г., так же как и Венская конвенция 1980 г., имеет диспозитивный характер. Однако диспозитивность Конвенции 1988 г. имеет несколько иной характер: согласно пункту 1 ст. 5 применение Конвенции может быть исключено в случае, если каждая из сторон договора поставки и договора лизинга согласится ее исключить. Кроме того, стороны обоих договоров могут в своих взаимоотношениях отступать или изменять отдельные положения Конвенции, за исключением тех, которые в силу самой Конвенции изменять нельзя. Подробным образом в Конвенции регулируется ответственность всех трех сторон лизинговой сделки. В специальной статье предусматривается ответственность за существенные и несущественные нарушения договора со стороны пользователя. Интересно, что в Конвенции не дается определения «существенного» или «несущественного» нарушения, которое будет выявляться арбитрами исходя из конкретных обстоятельств.

Заключительные положения Конвенции (ст. 15—25) во многом аналогичны соответствующим положениям других международных конвенций и формулируют правила о том, что Конвенция не затрагивает другие международные соглашения.

− Понятие и виды внешнеэкономических сделок
− Особенности правового регулирования ВЭС в России
− Теория lex mercatoria
− Принципы международных коммерческих договоров

Оперативное решение любых проблем с курсовой и дипломом