Международные соглашения в области деликтных отношений

В области деликтных отношений принято достаточно много международных конвенций. К ним относятся: Конвенция об ущербе, причиненном иностранными воздушными судами третьим лицам на поверхности, 1952 г.; Брюссельская конвенция об ответственности операторов ядерных судов 1962 г.; Венская конвенция о гражданской ответственности за ядерный ущерб 1963 г.; Конвенция о гражданской ответственности за ущерб от загрязнения нефтью 1969 г.; Гаагская конвенция о праве, применимом к автотранспортным происшествиям, 1971 г.; Гаагская конвенция о праве, применимом к ответственности изготовителя, 1973 г.; Парижская конвенция об ответственности перед третьей стороной в области ядерной энергии 1973 г.; Конвенция о гражданской ответственности за ущерб, причиненный при перевозке опасных грузов автомобильным, железнодорожным и внутренним водным транспортом, 1990 г.; Конвенция ООН об ответственности операторов транспортных терминалов в международной торговле 1991 г.

Нетрудно заметить, что в большинстве своем конвенции регулируют деликтные отношения при осуществлении международных перевозок. Это обусловлено тем, что перевозки представляют область «повышенного риска», где часто происходят аварии. Как правило, положения об ответственности включают материально-правовые нормы, закрепляющие основания освобождения от ответственности, условия наступления ответственности, порядок предъявления иска о возмещении ущерба и, наконец, порядок расчета и предельный размер суммы, подлежащей взысканию.

Ярким примером унификации норм о возмещении вреда в области международных перевозок является Римская конвенция об ущербе, причиненном иностранными воздушными судами третьим лицам на поверхности, 1952 г. (Россия является участником данной Конвенции с 1982 г.) и Монреальский протокол 1978 г., внесший некоторые коррективы в Конвенцию. Положения данных международных документов регулируют отношения по возмещению вреда, только когда вред причинен воздушным судном, находящимся в полете. Время полета определяется как промежуток времени с момента включения двигателей для действительного взлета до окончания пробега при посадке. Другие ситуации (при столкновениях воздушных судов в воздухе; при возникновении вреда, причиненного шумом, звуковым ударом — в случае, когда, например, сильный шум от пролетающего над населенным пунктом самолета вызывает сердечные приступы, стрессы у жителей) в Римской конвенции не рассматриваются.

Во всех вышеперечисленных конвенциях Российская Федерация не участвует. Отчасти это объясняется политико-экономическими соображениями, невозможностью принятия условий данных соглашений в связи с достаточно большими размерами, предъявляемыми к возмещению ущерба; отчасти — работой российских законодателей над своими национальными законопроектами.

В ряде международных конвенций, не посвященных специально регулированию деликтных отношений, в то же время содержатся отдельные нормы, устанавливающие правила в области деликтных обязательств. Примером может служить Соглашение СНГ «О порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности» 1992 г. Российская Федерация участвует в данном Соглашении.

Соглашение относится к числу источников международного частного права, включающих коллизионные нормы. В отношении деликтных отношений закрепляется классический коллизионный принцип — закон места причинения вреда. В соответствии с пунктом «ж» ст. 11 права и обязанности сторон по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, определяются по законодательству государства, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившее обстоятельством для требования о возмещении вреда.

Данное положение совпадаете пунктом 1 ст. 1219 ГК РФ. Вместе с тем в часть 2 п. «ж» ст. 11 сформулирована дополнительная коллизионная норма, исключающая применение закона места причинения вреда, если по законодательству места рассмотрения спора обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда, не является противоправным. Таким образом, может возникнуть ситуация, когда вопрос о возмещении вреда вообще не будет стоять, если по закону суда соответствующее обстоятельство не относится к деликтам.

Положения о деликтной ответственности очень часто включаются в договоры об оказании правовой помощи. При этом, помимо классического принципа (закона места причинения вреда), закрепляется также закон общего гражданства делинквента и потерпевшего. Подобные нормы содержатся, например, в Минской конвенции стран СНГ 1993 г.; Договоре о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенном между Российской Федерацией и Республикой Молдовой в 1994 г.

В соответствии с Конвенцией стран СНГ 1993 г. обязательства по возмещению вреда определяются по праву государства, на территории которого имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда. Таким образом, формулируется классический коллизионный принцип — lex loci delicti. При этом конвенционное регулирование иностранных деликтов предусматривает более гибкую систему коллизионных норм, включая, наряду с основным, дополнительный принцип—закон общего гражданства, в случае, если причинитель вреда и потерпевший являются гражданами одного государства — участника Конвенции.

− Регулирование иностранных деликтов в правопорядках разных государств
− Коллизионно-правовые вопросы обязательств из причинения вреда
− Правовое регулирование иностранных деликтов в России

Оперативное решение любых проблем с курсовой и дипломом