Правовое регулирование иностранных деликтов в России

Правовое регулирование деликтных отношений в Российской Федерации претерпело значительные изменения в 2002 г., когда была введена в действие часть третья ГК РФ. Прежде всего, подобно многим иностранным правовым системам, коллизионное законодательство России, регулирующее непосредственно деликтные отношения, помимо «стандартной» привязки lex loci delicti обогатилось другими коллизионными привязками, более гибкими и учитывающими международный характер отношений. Теперь регулирование деликтных обязательств может быть подчинено одному из следующих коллизионных принципов:

• закону места причинения вреда;

• закону страны наступления вреда (при условии, что причинитель вреда предвидел или должен был предвидеть наступление вреда в этой стране);

• закону общего гражданства сторон;

• закону общего места жительства сторон (при условии, что стороны не являются гражданами одной и той же страны — в данном случае законодатель рассматривает в качестве сторон деликта только физических лиц);

• закону суда (в случае, если стороны договорятся о применении закона суда после совершения деликта).

Российский законодатель предусмотрел статью о сфере действия права деликтного обязательства. В статье 1220 ГК РФ формулируется примерный перечень вопросов, которые рассматриваются на основании выбранного права. Среди них: способность лица нести ответственность, основания ответственности, способы, объем и размер возмещения вреда.

Новеллами в коллизионном законодательстве, регулирующем деликты, являются нормы, включенные в статью 1221 ГК РФ. Эти нормы посвящены выбору права, регулирующего вопросы ответственности за вред, причиненный дефектами товаров, работ или услуг. Считается, что данный институт впервые появился в праве США в начале XX столетия как судебный прецедент. Российский законодатель предоставил право выбора применимого права потерпевшему, включив в статью 1221 альтернативную коллизионную норму о применении: 1) права страны места жительства или места деятельности продавца; 2) права страны места жительства или места деятельности потерпевшего; 3) права страны, где был приобретен товар или выполнена работа. При этом право выбора страны в пунктах 2 и 3 может быть реализовано при условии, что причинитель вреда не докажет, что товар поступил в соответствующую страну без его согласия. Кроме того, если потерпевший не воспользовался правом выбора, то выбор права будет осуществляться в соответствии с общими коллизионными нормами, применимыми к деликтным обязательствам.

К деликтным обязательствам следует отнести и обязательства, возникающие вследствие недобросовестной конкуренции. Данный институт не получил закрепления в материально-правовых нормах Гражданского кодекса. Однако специальные материально-правовые нормы содержатся в Законе РСФСР 1991 г. «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» и в Федеральном законе 1999 г. «О защите конкуренции на рынке финансовых услуг». Во второй половине 2006 г. эти законы утратили силу, вместо них действует Федеральный закон «О защите конкуренции».  В них недобросовестная конкуренция определяется как любые действия хозяйствующих субъектов, направленные на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречащие действующему законодательству, требованиям добропорядочности. Разумности и справедливости и причинившие или способные причинить убытки другим субъектам.

Коллизионным принципом, применимым к данному виду деликтных обязательств, является право страны, где совершаются действия, свидетельствующие о недобросовестной конкуренции. Законодатель сформулировал привязку в статье 1222 ГК РФ как «право страны, рынок которой затронут такой конкуренцией». Понятие «рынок» раскрывалось в статье 4 Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» 1991 г.: к рынку относится сфера обращения товара, не имеющего заменителей либо взаимозаменяемых товаров на территории РФ. Аналогично определяется товарный рынок в ст. 4 закона «О защите конкуренции».

И наконец, еще об одной статье, которую следует рассмотреть в контексте изучаемой темы: это статья 1223 «Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие неосновательного обогащения». Обязательства, возникшие вследствие неосновательного обогащения, не являются в «чистом виде» деликтными обязательствами. Но, тем не менее, они, бесспорно, являются внедоговорными обязательствами, и в рамках МЧП этот вопрос наиболее целесообразно рассматривать при изучении деликтов.

Статья, посвященная обязательствам, возникающим вследствие неосновательного обогащения, ранее содержалась и в Основах гражданского законодательства 1991 г. Однако, в отличие от Основ, в статье 1223, помимо общей коллизионной нормы о применении к данным обязательствам права страны, где обогащение имело место, законодатель формулирует принцип «автономии воли» в ограниченном виде. По соглашению сторон может быть применено право страны суда. Как видим, право выбора закона суда у сторон закреплено практически во всех нормах, регулирующих внедоговорные обязательства.

Отдельную норму законодатель сформулировал для ситуации, когда неосновательное приобретение или сбережение имущества было связано с существующим или предполагаемым правоотношением. В этом случае применимым является право страны, которому было или могло быть подчинено правоотношение, а не право страны, где обогащение имело место. Рассмотрим такой пример. Между сторонами — российским предпринимателем и швейцарским банком — был заключен договор банковского счета, условия которого были подчинены швейцарскому праву. При переводе денег предпринимателю банк ошибочно перечислил денежные средства, превышающие сумму, обусловленную договором. Учитывая, что стороны связаны правоотношением, применимым будет швейцарское право. В противном случае по общему принципу применимым было бы российское право как право страны, где имело место обогащение.

Потерпевший, предъявляя исковые требования по возмещению ущерба, причиненного деликтом, вправе требовать компенсации за моральный вред. Впервые понятие «моральный вред» было закреплено в Основах 1991 г. Его содержание составляли нравственные или физические страдания, причиненные гражданину действием или бездействием, посягающими на нематериальные блага человека (жизнь, здоровье, честь и достоинство, деловую репутацию и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства).

Позднее ответственность за моральный вред была закреплена в статье 151 ГК РФ. При этом специальные нормы ГК РФ содержат положения о том, что компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме и не зависит от подлежащего возмещению имущественного ущерба. В судебной практике России регулирование порядка и определение размера компенсации за моральный вред пока не представляют устоявшейся схемы: колебания судебных решений в ту и в другую сторону весьма значительны. Однако это не влияет на ограничение применения норм российского законодательства к иностранным деликтам.

Нормы, регулирующие ответственность по возмещению морального вреда, применяются и в отношении иностранных граждан. Так, например, иностранец может обратиться в суд Российской Федерации с иском о защите чести и достоинства и компенсации за моральный вред, представив соответствующие доказательства в обоснование заявленных требований. Принимая решение, суд будет исходить из общих принципов морали и нравственности, существующих в обществе, и оценивать конкретные обстоятельства, при которых имело место оскорбление. При этом гражданство истца не имеет значения для рассмотрения спора и определения размера суммы, подлежащей взысканию при удовлетворении иска.

− Регулирование иностранных деликтов в правопорядках разных государств
− Коллизионно-правовые вопросы обязательств из причинения вреда
− Международные соглашения в области деликтных отношений

Нужна курсовая или диплом? - Решение есть!