Как лечить многоуровневый остеохондроз. Как лечить шейный остеохондроз .

Международные трудовые отношения и международное частное право

Трудовые отношения составляют предмет МЧП в «широком смысле»: часть правоотношений в области трудовой деятельности имеет гражданско-правовой характер (например, условия выплаты и определение размера заработной платы; регламентация порядка и условий возмещения ущерба, причиненного работнику трудовым увечьем), часть—административно-правовой характер (например, порядок образования и деятельности комиссии по трудовым спорам; порядок наложения дисциплинарных взысканий; регламентация правил внутреннего трудового распорядка).

В предмет МЧП входит только та часть трудовых отношений, которая имеет гражданско-правовой характер.

Вопрос о том, какие именно отношения, регулируемые трудовым законодательством, следует относить к гражданско-правовым, а какие—к административно-правовым, является достаточно сложным и не изученным в науке международного частного права. Анализ российского законодательства в области трудовых отношений также не содержит ответа на этот вопрос. В Трудовом кодексе Российской Федерации 2001 г. не содержится ни одной коллизионной нормы.

Отсутствие коллизионных норм в российском законодательстве о труде не означает, что при регулировании трудовых отношений, осложненных иностранным элементом, коллизионной проблемы не существует. Так, например, в случае заключения трудового договора на территории России между российским юридическим лицом (работодателем) и иностранным гражданином (специалистом) в текст договора может быть включена норма о применимом праве. Подобная коллизионная норма может определять выбор права при регулировании отношений по выплате заработной платы.

На первый взгляд, такое положение может показаться не имеющим юридической силы, поскольку оно не закреплено в действующем трудовом законодательстве РФ. Однако законодательство является лишь одной из составляющих правового регулирования, которое также включает судебные прецеденты, правовые обычаи (причем как национальные, так и международные).

Кроме того, в теории права не случайно разработаны такие категории, как «аналогия права», «аналогия закона». Эти категории представляют со бой своего рода правовой «инструмент», позволяющий применять правила аналогичного закона или отрасли права, регулирующих сходные отношения, в том случае, когда для регулирования этих отношений не существует специального закона.

Область международных трудовых отношений в Российской Федерации может рассматриваться в качестве примера для применения «аналогии права» или «аналогии закона». Так, в гражданском законодательстве в отношении определения правового статуса сторон при заключении договора действует коллизионный принцип — «закон наиболее тесной связи». В трудовых отношениях этот принцип может также применяться в силу «аналогии закона».

Наряду с законом наиболее тесной связи в статье 1210 ГК РФ закрепляется также «автономия воли» сторон при определении права, регулирующего обязательства сторон по сделке. Препятствий для применения этого принципа в сфере трудовых правоотношений ни в одном нормативном акте не содержится. Это значит, что стороны (участники международных трудовых отношений) вправе использовать «автономию воли», применяя «аналогию закона» при заключении трудового контракта.

При этом положениями, ограничивающими применение иностранного права, могут быть содержащиеся в Трудовом кодексе РФ императивные нормы. К таким нормам относятся правила, устанавливающие максимальную продолжительность рабочей недели, продолжительность установленного законодателем ежегодного оплачиваемого отпуска, максимальный размер удержаний из заработной платы, принудительно взыскиваемых с работника при возмещении ущерба.

Кроме того, основным принципом, допускающим «нормотворчество» при составлении международного трудового контракта, является принцип максимального обеспечения прав работника. Это значит, что при оценке судом действительности включенного в международный контракт положения о выборе права будет приниматься во внимание прежде всего защита интересов работников.

В отличие от трудового законодательства, в КТМ РФ 1999 г. содержатся национальные коллизионные нормы, посвященные регулированию трудовых отношений. В статье 416 закрепляется принцип автономии воли применительно к трудовым отношениям. Разрешая сторонам трудового договора выбор права, подлежащего применению к отношениям между судовладельцем и членами экипажа судна, законодатель в то же время устанавливает, что этот выбор не должен приводить к ухудшению условий труда членов экипажа судна по сравнению с нормами права того государства, которыми должны регулироваться данные отношения при отсутствии соглашения сторон.

Факт присутствия коллизионных норм, регулирующих трудовые отношения, в КТМ РФ не может не вызывать интерес у специалистов в области МЧП. Исследованию трудовых отношений как объекта МЧП РФ в последнее время было посвящено несколько кандидатских диссертаций. В основном рассматривался вопрос, связанный с выяснением причин отсутствия коллизионных норм в трудовом законодательстве: что это — позиция государства или пробел в коллизионном регулировании, подлежащий восполнению.

Международное частное право России, регулирующее трудовые отношения, составляют также нормы международных договоров. Как правило, такие нормы включаются в специальные двусторонние соглашения, заключенные между Россией и иностранным государством по вопросам приема и направления граждан на работу в организации, предприятия и объединения договаривающихся государств. Подобные соглашения действуют между Российской Федерацией и Болгарией, Вьетнамом, Китаем, Польшей, Финляндией и другими государствами.

В области охраны труда был заключен ряд соглашений в рамках СНГ. Среди них: Соглашение между Правительствами государств СНГ о сотрудничестве в области охраны труда, 1994 г.; о временном признании прав и возмещении вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей, 1994 г.; Соглашение о порядке расследования несчастных случаев на производстве, происшедших с работниками при нахождении их вне государства проживания, 1994 г.

Основным вопросом, закрепленным во всех соглашениях, являются гарантии реализации права на труд, предоставляемые иностранным гражданам государств-участников. Несмотря на конкретное содержание каждого межгосударственного Соглашения, их объединяет одно — закрепление принципа национального режима для иностранцев при осуществлении ими трудовой деятельности.

− Коллизионные принципы в области международных трудовых отношений
− Регулирование трудовой деятельности иностранцев в России
− Вопросы социального обеспечения
− Деятельность Международной организации труда